''Русский — это звучит гордо!..''


В гостях у Архиепископа Иркутского Вадима
В гостях у Архиепископа
Иркутского Вадима

"...С большим теплом и благодарностью вспоминаем Ваши концерты в рамках проводимых в Иркутске дней русской духовности и культуры ''Сияние России''. Каким наслаждением слушателям были исполняемые Вашим прекрасным голосом незабываемые произведения! В них действительно торжество русского духа. Признаюсь, очень часто, особенно когда езжу в автомашине, слушаю записанные на кассете в Вашем исполнении песни. Они волнуют, радуют и вдохновляют. И мы благодарны Господу, что он благоволил произрасти великому дарованию на нашей сибирской земле. Со своей стороны признателен Вам, уважаемый Леонид Михайлович, и за Ваш вклад в дело возрождения Никольского храма в селе Голуметь — Вашей малой Родине...''

Эти слова из письма архиепископа Иркутского и Ангарского Вадима (на фото), адресованного замечательному русскому певцу Леониду Михайловичу Харитонову.

В недавние десятилетия его имя было известно всем. Широко по стране звучали песни, введенные им в разряд современной песенной классики, как первым исполнителем (а нередко они и создавались сознательно под него) — ''Родина'' и ''Не стареют душой ветераны'' С. Туликова, ''Фронтовики, наденьте ордена'' О. Фельцмана, ''Баллада о русских мальчишках'' А. Новикова, ''Черноглазая казачка'' М. Блантера, ''Седина'' А. Экимяна и другие.

Страстным поклонником его таланта были космонавты — начиная от Юрия Гагарина, выдающиеся спортсмены, общественные и государственные мужи. На правительственных концертах, когда Леонид Михайлович потрясал зал своим исполнением народных песен, генсек Брежнев и члены Политбюро утирали слезы. Хотя по требованию жены генсека был запрещен показ его интерпретации известной ''Песни о Блохе''.

Выступления Харитонова на самых престижнейших сценах в десятках стран мира подняло новую волну интереса к русской песенной культуре. Во Франции, выступая по приглашению президента Шарля де Голля на благотворительном концерте ''Звезды мира'', проводившимся в пользу слаборазвитых стран, Л. Харитонов, вступив в конкуренцию с такими мировыми знаменитостями как Франко Корелли, Фернандель, Николай Гяуров, ''Битлз'' (а гримерную он делил с Элизабет Тейлор и Ричардом Бартоном), получил титул лучшего певца года.

Исток его популярности был обусловлен не только богатейшей природной одаренностью — редким по тембру, близким к шаляпинскому басом. Но тем, что он сформировал себя как истинный наследник шаляпинской традиции в своих трудах и отношении к искусству. Не спроста же, ему, а не кому-то другому дети Шаляпина — Ирина и Борис подарили отцовский рояль.

Недавно, просматривая с сыном и его друзьями своеобразную антологию творчества Леонида Михайловича, созданную по материалам телевизионного архива, порадовался их возбуждению и изумлению: ''Почему же такое богатство не показывается на телеэкране?'' Люди-то они, в отличие от других своих сверстников, в определенной мере просвещенные, но как многие другие, уже не представляют, что телевидение может быть предназначено и для показа не только порнографии, всяческих ''демократических'' извращений, но и чего-то другого, способствующего воспитанию нравственно и физически здорового человека. И надо же знать, кому ныне принадлежат каналы телевидения!

Но как бы не загоняли в тень, не унижали творцов нашей культуры, похоже, они не собираются капитулировать перед умерщвляющим натиском бездуховности. В области литературы это совершенно очевидно.

Не падает духом и Л. Харитонов. И хотя теперь выходить на сцену доводится не так часто как прежде, зато появились новые общественные заботы, например, в качестве члена Центрального совета общероссийского движения ''Россия Православная''.

— Леонид Михайлович! 18 сентября Вы отмечаете свое 70-летие. Наверное, оглядываясь в прошлое, Вы подводите какие-то итоги пройденного пути...

— Естественно. И могу в связи с этим сказать, что судьба каждого человека обусловлена временем. Моя судьба оказалась типичной для многих поколений людей, формировавшихся в советский период, и считаю, сложилась весьма достойно. Несмотря на то, что в детстве остался без родительской опеки и беспризорничал, меня все-таки приняли в оперную студию Иркутской областной филармонии, потом поступил в музыкальное училище при Московской консерватории, 12 лет пел в хоре ансамбля песни и пляски имени Александрова, затем восемь лет был его солистом. В этот период было, конечно, всякое — встречались и завистники, причинившие немало огорчений, но я, тем не менее, ощущал себя на высоте. А настоящий творческий и жизненный взлет начался с концерта во Дворце съездов 22 апреля 1965 года, когда я исполнил песнью ''Есть на Волге утес''. Брежнев тогда прослезился. Не знаю, какие ассоциации у него и других слушателей вызвало мое выступление, но я этой песней как бы возводил памятник русскому победному духу. С тех пор я был принят на всех уровнях. И став солистом Московской филармонии, объездил с концертами многие страны мира, выступая на ведущих сценах.

— И как мыслите свое положение сегодня?

— Теперь, когда нет ни государственной поддержки, ни государственной идеологии, я, как и многие мои коллеги, оказался на распутье. Доводится иногда выступать с концертами в столичных залах, изредка выезжать за рубеж — не так давно, к примеру, дал несколько концертов в Финляндии. Приглашают участвовать в разных мероприятиях. В 2001 году выезжал в Иркутск по приглашению архиепископа Иркутского и Ангарского Вадима, а в прошлом году был там же — уже по приглашению деятелей культуры области. В рамках проходивших там Дней русской духовности и культуры ''Сияние России''' — в Иркутске, Саянске и Ангарске дал восемь концертов.

— По отзывам местной прессы, они проходили с оглушительным успехом.

— Да, я был растроган необыкновенно таким теплым приемом публики. И самым впечатляющим стал отзыв нескольких женщин, подошедших ко мне по окончанию выступления в Саянске: ''После Вашего концерта мы словно побывали в храме. Теперь нам хочется жить...'' Мне очень дороги эти слова, ибо я человек православный.

Бесконечно дорожу и вниманием архиепископа Вадима, пригласившего меня с главным режиссером областного театра народной драмы Михаилом Корневым к себе на встречу. Затем он направил нас в храм, где нам открыли святые мощи чудотворца Иннокентия и показали уникальные достопримечательности — чашу и крест от Петра 1, а также Евангелие с его личными пометками. Архиепископ, несмотря на огромную занятость, присутствовал также на заключительном концерте в органном зале и вручил мне огромный букет роз. А сборы от всех концертов мы передали на восстановление храма Святителя Николая Чудотворца в моем родном селе Голуметь, расположенном неподалеку от Иркутска.

Отец Дмитрий и Леонид Харитонов
Отец Дмитрий и
Леонид Харитонов

— Я слышал, что настоятель храма отец Димитрий был потрясен: сумма, которая ему была вручена, оказалась копейка в копейку равная той, которой так остро не хватало для завершения важнейшего этапа восстановительных работ.

— Все это по Божиему промыслу. Мы ведь сами эти деньги не считали — просто отдали то, что было собрано за время проведения концертов. И многие люди жертвовали на храм гораздо больше, чем стоил входной билет в зал.

— Но ведь это не первый случай Вашей помощи храму.

— Да раньше ко мне по этому поводу обращалась староста церковного прихода Л. Антонова. И я, изыскав определенные средства, заказал в Софрино необходимую церковную утварь, а затем с некоторыми другими предметами послал в Голуметь. И теперь у меня постоянная связь со своими земляками, которым не могу отказать в помощи, что и буду делать дальше в меру своих сил.

Русский — это звучит гордо!..

— В одном из недавних выступлений в Союзе писателей России митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл говорил о том, что в пору господства атеистической идеологии многие люди, имея партийные билеты, все равно оставались хранителями высокой духовности в ее православном понимании и вершили дела с этих позиций. А когда Вы стали осознавать себя православным человеком?

— Начнем с партийной принадлежности. В партию меня так и не приняли. Но я знал, что настоящие коммунисты боролись за Россию и умирали за нее на полях сражений. И я был беспартийным патриотом, может быть в большей мере, чем иные представители руководящих верхов. И свои патриотические чувства выражал в песнях ''Широка страна моя родная'', ''Не стареют душой ветераны'', русской классике. Да, я всегда стремился быть достойным сыном своего народа и гордился тем, что я русский. Не стесняясь говорю об этом и сейчас. Русский — это звучит гордо. Русский — это Бунин, Глазунов, Достоевский, Пушкин, Тютчев. Все они являются образцом выражения православного Духа. И как бы меня не хотели поставить на колени — скажу: русские умирают стоя. Конечно, можно унести тело, но наш дух сломать невозможно.

А говоря о своем православном осознании, сошлюсь на Достоевского, утверждавшего, что русская душа — христианка. Так что я с детства ощущал присутствие в мире Божией воли и силы. Жизнь без Бога мертва. И я каждый день прошу у Него: помоги любить, прощать, терпеть и надеяться.

— А надеяться есть на что?

— На Бога. Хотя и говорится, что на Бога надейся, а сам не плошай. Но все-таки, человек без надежды — как медведь-шатун. Хотя право на такую Божию опору надо заслужить своими деяниями.

— Слушая Вас со сцены и смотря записи последних выступлений, не устаю удивляться, как и другие, прекрасной сохранности Вашей творческой формы. А как Вы сами оцениваете сегодня свое творческое самочувствие?

— Чувствую себя в полном творческом здравии и готов выступить в любой точке мира, не подведя Россию, ее великую музыкальную культуру.

— Однако если говорить о музыкальной жизни сегодня, то она забита ''попсой''. Насколько необходима настоящая серьезная музыка в жизни общества? Каковы ее перспективы?

— Такая музыка жива и никогда не умрет. Можно сказать, что вся человеческая жизнь — это музыка. Жизнь рождает музыку, музыка рождает жизнь. Надеюсь, что нынешняя бесовщина, творимая под видом современной музыки — явление преходящее. Его надо пережить. Несколько радует, что на телеканале ''Культура'' стало появляться больше музыки, идущей от естественной природы, а не от всякой наркоты.

— Что Вас поддерживало в жизни, на что опираетесь теперь?

— В течение всей жизни, в каких бы цейтнотах я не оказывался, меня окружали замечательные люди, мои друзья. И когда я слышу пламенные выступления Ильи Глазунова или вспоминаю о том, каким богатством наделяло меня общение с космонавтами Германом Титовым, Павлом Беляевым, Борисом Волыновым, с коллегами по искусству Петром Глебовым, Матвеем Блантером и другими — думаю: все от них и от Господа!..

Валентин НОВИКОВ.

«Русский Вестник»

08.10.2003


Оцените эту статью:

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (1 голос(ов), средняя: 5,00 из 5)

 

ансамбль, биография, интервью, Иркутск, концерты, космонавты, патриотические песни, религия, Сибирь, церковь, Шаляпин

  1. Пока нет комментариев.
(никто не узнает)

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.


%d такие блоггеры, как: