«Шаляпин» из Голумети


Певец Леонид ХаритоновЕго квартира подобна настоящему музею. Со стены глядят несколько портретов хозяина, на столе стоит чугунная статуэтка, запечатлевшая его в сценической позе, а около одной из стен – два бюста. Эти бюсты также отобразили облик владельца квартиры, однако сделаны были с разницей в тридцать лет… А хозяин этой квартиры – Леонид Михайлович Харитонов, народный артист России, обладатель уникального баса, который не спутаешь ни с чьим другим.

Имя Харитонова известно далеко за пределами нашей страны. Его не раз в шутку называли «сибирским Шаляпиным». Ведь где бы ни бывал Леонид Михайлович, он неизменно подчёркивал, что родился в Сибири, совсем недалеко от Байкала.

А одно из произведений, которое артист обязательно включал в свои концерты на протяжении многих лет, – песня «Славное море, священный Байкал».

Леонид Харитонов: «Иркутск – это отец,
который родил меня в искусстве»

Ещё в юные годы Леонид Харитонов, появившийся на свет в селе Голуметь Иркутской области, услышал нежную колыбельную «Спи, мой воробышек, спи, мой сыночек…». Светлая мелодия этой песни глубоко запала ему в душу. Юноша и подумать не мог, что пройдут годы и с автором замечательной музыки, композитором Матвеем Блантером, он познакомится лично. Да не просто познакомится – между ними установятся очень тёплые отношения. Думаю, многие помнят знаменитую песню Блантера «Черноглазая казачка», которую с блеском исполнял Краснознаменный ансамбль имени Александрова. Солировал же Леонид Харитонов. «А я ещё думал, петь или не петь её. Казалось, слишком лёгкая какая-то песенка», – смеётся Леонид Михайлович. Когда же он всё-таки включил в свой репертуар «Черноглазую казачку», этот номер сразу стал пользоваться грандиозным успехом.

С Приангарьем Леонида Михайловича Харитонова связывает немало ярких воспоминаний. Впервые будущий артист приехал в Иркутск, когда ему было всего лишь четырнадцать лет. Здесь он поступил в ФЗО №2, где получил специальность формовщика-литейщика тяжёлого машиностроения. После окончания учёбы был завод имени Куйбышева, затем год работы на машинно-тракторной станции в родной Голумети. Когда Леониду исполнилось семнадцать лет, он вновь приехал в Иркутск. «Я был бродягой, – вспоминает он. – Спал на вок-зале, залезал на ночлег даже в паровозные топки. Жить-то негде было». Потом у Леонида появился товарищ, который пустил его жить к себе. Однако необходимо было хоть немного заработать на жизнь. Леонид Михайлович говорит, что с этой целью даже пластинки в кинотеатре крутил между сеансами. А в свободное время очень любил петь, и окружающие поражались красивому тембру и природной постановке голоса Харитонова.

Пение Леонида Харитонова услышали Георгий Лазаревич Люрис и Леонид Филиппович Либерзон. Люриса иркутяне хорошо помнят как директора Дома народного творчества. А Либерзон, по словам Леонида Михайловича, в начале пятидесятых был заместителем директора Иркутской филармонии. После того как они прослушали Харитонова, он едва ли не на следующий день был принят в филармонию.

Надо сказать, что при филармонии в те годы действовал оперный ансамбль, с которым очень много работал как режиссёр опытный музыкант Арнольд Себастьянович Львов. Изучая документы, связанные с данным периодом музыкальной жизни города, я обнаружил некоторые сведения об этом человеке. Выяснилось, что вообще-то Львов был дирижёром-концертмейстером. Однако оркестра при филармонии в начале пятидесятых не было. Все симфонические концерты проводились силами Иркутского радиокомитета. Там существовал хорошо укомплектованный симфонический оркестр, с которым в те годы работали дирижёры Василий Патрушев и Гаспар Торикян. Поэтому Львов вынужден был стать не дирижёром, а режиссёром постановок, осуществлявшихся оперным ансамблем филармонии. За неимением оркестра они шли под рояль, зато артисты выходили на сцену в гриме и костюмах. Стараясь способствовать росту молодых вокалистов, филармония привлекла к участию в оперном ансамбле двух начинающих исполнителей. Одним из них оказался Леонид Харитонов.

Однако алмаз нуждается в огранке. Леониду Харитонову было необходимо получить вокальное образование. С этой целью иркутские музыканты отправили его в Московскую консерваторию, скинувшись на дорожные расходы. Поскольку ни среднего, ни даже начального музыкального образования у Харитонова не было, его определили в училище при консерватории.

В 1953 году Леонид Харитонов был зачислен в Краснознамённый ансамбль песни и пляски Советской Армии. В 1965 году он стал солистом прославленного коллектива. Первой вещью, которую Харитонов исполнил с ансамблем как солист, была русская народная песня «Есть на Волге утёс». К счастью, киноплёнка сохранила исполнение этой песни молодым Леонидом Харитоновым в зале имени Чайковского.

С 1972 года Леонид Харитонов работал в Московской филармонии, на сцене которой выступал до конца девяностых. Eго с восторгом слушали и первые лица советского государства, и дети русских эмигрантов, перед которыми он не раз выступал, находясь в зарубежных поездках. Ещё в пору работы в ансамбле Александрова прошли триумфальные выступления в Лондоне и Париже. Во время парижских гастролей александровского коллектива одна из французских газет писала: «Среди солистов особенно хотелось бы отметить Леонида Харитонова, голос которого достигает порой чарующей глубины…» Певец побывал в Италии, Австралии, США и некоторых других государствах. «В Америке, Франции, Англии подходили разные старички, – рассказывает Леонид Михайлович, – благодарили. И некоторые говорили: «А мы ещё Шаляпина знали».

Надо сказать, что имя Фёдора Ивановича Шаляпина особенно дорого для Харитонова. Под воздействием голоса великого певца Леонид Михайлович находился с самых ранних лет. «Шаляпин сопровождает меня по жизни, – говорит Харитонов. – Очень дороги воспоминания о встречах с детьми Фёдора Ивановича». Известно, что дочь Шаляпина подарила другому нашему земляку, солисту Большого театра Ивану Петрову, перстень, с которым её отец выходил на сцену в роли царя Бориса. А вот Леонида Михайловича дети Шаляпина признали продолжателем артистических и певческих традиций Фёдора Ивановича. Они подарили Харитонову отцовский рояль. «Замечательный инструмент! Фирма «Ибах» (Ibach), – с восторгом говорит об этом инструменте Леонид Михайлович.

Леонид Михайлович Харитонов – человек глубоко верующий. Он всячески помогал восстановлению Никольского храма в родной Голумети. Связи с земляками он сохраняет на протяжении всей жизни. Став известным певцом, Харитонов не раз приезжал на гастроли в наш город. «Иркутск – это отец, который родил меня в искусстве», – заявил певец в одном из интервью.

К сожалению, сейчас Леонид Михайлович не очень хорошо себя чувствует, поэтому главное, чего хотелось бы пожелать ему в дни празднования юбилея, так это поистине сибирского здоровья.

Автор: Иван Колокольников

Источник: Издательская группа «Восточно-Сибирская правда»


Оцените эту статью:

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (Оценок пока нет)
  1. #1 by Фёдор Ясников on 19.09.2015 - 04:49

    Помним, слушаем, любим !!!

    Нижайший поклон из родной Вам Сибири...

  2. #2 by Rosa Ortiz on 18.09.2015 - 14:53

    Спасибо огромное дорогой наш Леонил Михайлович, за то что Вы есть, за эту радость, что нам передаёте и чувствуем слушая Вас и тот уникальный хор. Где всё это потерялось, ведь Россия всегда славилась Страной хорового пения. Какие голоса, как Вы чувствовали каждое слово, как умели передавать всё в Вашем пении. Желяю Вам долгих лет и здравий. Из далёкой Барселоны, помним, слушаем записи и вечно благодарный.

  3. #3 by Сергей Рж on 12.09.2015 - 18:24

    Хотелось бы от всего сердца поблагодарить Леонида Михалыча за его невероятный русский характер, за его удивительный талант и пожелать ему долгих лет в мире и здравии. Увы, сегодня мир оскудел талантами и личностями такого масштаба. России стало трудно рожать и воспитывать такие характеры.

(никто не узнает)

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.


%d такие блоггеры, как: